Житейские истории

Лидия Селягина

Помог

(1962 год)

Эта история была поведана мне близким для меня человеком, отрывочек из его детства.

Будучи уже взрослым человеком, вспоминая свои истории, он рассказывал их так ярко, что мне не захотелось терять яркий колорит рассказов, и я решила написать их от имени мальчика.

Эта история произошла в совхозе «Пригородный», станция Парголово, летом 1962 года.

В летнюю пору мы, совхозные мальчишки, предоставленные сами себе, бродим по окраинам совхоза. Иногда собираемся на рыбалку, иногда — в лес.

Сегодня с утра решили двинуться к речке, заглянуть в совхозные сараи. Чердаки сараев заполняются душистым сеном. Внизу обычно хранят инвентарь землепашца. Когда пробираешься по чердаку, под ногами иногда прокручиваются брёвна, того и гляди навернёшься вниз. Но манящий запах сена зовёт нас.

Вот и сегодня посидели на сеновале, потолковали за жизнь и договорились разбежаться по домам, а после обеда собраться на футбольном поле. Все стали по-быстрому спускаться по приставной лестнице, я оказался последним. И, ожидая своей очереди, переминался с ноги на ногу. Вдруг бревно подо мной прокрутилось, и я упал, приземлившись на сено пятой точкой. Невероятная обжигающая боль пронзила мой бедный зад. Неожиданный душераздирающий вопль вырвался из моей глотки.

Пацаны поняли, что я хорошо сел на вилы, черенок которых плотно упирался на полу в угол сарая. Всем стало ясно, что просто так с них не слезешь. Я вопил о помощи.

— Терпи-и, — закричал Толька, стараясь перекричать мой вопль, — я сейчас!

И вдруг ещё более чудовищная боль пронзила мою задницу! Казалось, что вилы ищут мою душу, чтобы выпустить её на волю. Мгновение — и боль прекратилась. Никто не верил, что весь ужас позади.

Оказывается, чтобы снять меня с вил, Толька сначала вонзил их в меня поглубже и, когда черенок вил оторвался от пола, накренил их и выдернул из меня.

Ребята помогли мне спуститься с лестницы и стали осматривать моё тело. Все были поражены, что, кроме проколов, никаких следов крови не было.

— Что же это за странная часть тела — наша «пятая точка»? — удивлённо рассуждал Толька.

— Наверное, попался удачно, — ответил Колька.

В этот вечер мне не пришлось играть в футбол. Но душа моя не выдержала, и я после обеда уже был около ребят в качестве болельщика.