Точка отсчёта, или По лабиринтам жизни

(Повесть)

II

Лидия Селягина

P. S. Предупреждение

Как цветок побежалости,

Тени движутся здесь.

За столбом электрическим

Ветер в ночь гонит весть…

Ветви плавно качаются,

То закрыв, то открыв.

Тайны то открываются —

То, вновь тенью закрыв,

Прячет горюшко жуткое

Ночью в кроне дерев,

Отдаляя минуткою,

Но неся в дом наш весть.

Ночка в августе тёмная.

Тёплый ветер в ночи.

За столбом электрическим

Чьё-то горе кричит…

Эти строчки были написаны мною в ночь с седьмого на . Написаны интуитивно и отложены в сторону, а после того, что случилось на следующее утро и в последующее время, были оставлены среди прочих бумаг: душа бунтовала и не могла смириться с происходившими событиями.

А вчера, , я обнаружила эти строчки в своём архиве, вспомнила, как в тот день моя старшая дочь была вероломно помещена в психиатрическую больницуСобытия подробно описаны в предыдущей главе — прим. ред., — и поняла, как велика интуиция, особенно интуиция матери.

…Не дай Господь беде такой случиться —

Безвольной птицею вдруг в клеткеЧитать стихотворение полностью очутиться.

В  мою дочь — в полном сознании и при полном её несогласии — определили в Интернат города Зеленогорска, отказав её дочери в праве опеки. Но внучка и сейчас продолжает навещать свою мать, дважды брала её домой, привозила ко мне. Но в настоящее время физическое состояние Елены такое, что все эти дороги приходится преодолевать только в такси, так как она очень ослаблена и требуется ещё одна операция.

Зачем молодую женщину, которой только исполнилось 50 лет, закрывать в интернате, на таком отделении, где люди не могут даже выйти на прогулку на охраняемой территории? Ведь даже заключённые имеют право на прогулку! Зачем, если она никогда не была агрессивной и социально опасной?

Но даже при таких обстоятельствах она верит, что придёт час справедливости. И только иногда по телефону (пациентам разрешено звонить по средам с 19-ти до 20-ти часов) она говорит мне, что жизненные силы покидают её, и просит спасти её от приближающейся смерти.

Я полагаю, что нужно провести судебно-медицинскую психиатрическую экспертизу и хотя бы перевести её на то отделение, где можно будет выходить на свежий воздух. Не знаю, успею ли я увидеть дочь хоть относительно свободной, но думаю, что инициатору заказа отольются слёзы — не только мои и дочери, но и других пострадавших в страшные девяностые годы людей.

Помоги мне, Господи, выдержать все испытания, выпавшие на нашу долю, не обозлиться на этот мир и успеть хоть чем-то помочь моей дочери! Защити слабых от несправедливости, зависти, жадности и злобы!

Вот так иногда, пророчески выпустив мысли на волю и прочитав их через несколько лет, мы поражаемся совпадению со свершившимися фактами. Пожалуй, надо вчитываться в написанные собою же строчки, ибо в них иногда заложена подсказка о приближающихся непростых событиях.